Рационалистическая логика конструктивизма четко проявилась в организации генерального плана и главного корпуса Ленинградского гидролизного завода (ГЗ), построенного в 1935 году. При проектировании учтены технологические особенности гидролизно-спиртового производства. Главный корпус, в котором полностью размещалась гидролизная линия, являлся фрагментом в общезаводском технологическом потоке. Производственные помещения главного корпуса (цехи) размещались последовательно друг за другом, образуя в плане вытянутое, одинаковое по ширине прямоугольное здание.

Границы между этапами развития архитектуры проявились на практике далеко не сразу. Эти границы оказывались размытыми. Так, строительство объектов конструктивизма, запроектированных в 1920-х годах (Днепрогэс, Дом правительства в Минске, театр в Ростове-на-Дону и др.), завершалось в 1934-37 гг., когда символом нового направления в архитектуре уже стал жилой дом на Моховой улице И. Жолтовского.

Исходя из требований повой моды фасады украшались атрибутами классических ордеров. При этом заимствовались не подлинные классические образцы, а их стилизаторская интерпретация, успешно примененная в решениях фасадов таких известных построек середины 1930-х годов, как Дом Совета Народных Комиссаров в Москве (архит. А. Лангман), Дом Советов в Ленинграде (архит. Н. Троцкий) и др.

Отход от конструктивизма очевиден при сравнении решений фасадов Ленинградского ГП с проектом равного ему по масштабам и близкого по технологии, канифольно-скипидарного завода в Вахтане, разработанного Весниным в 1922-24 гг. В Вахтане внешний аскетизм здания уравновешивается остротой форм открытого технологического оборудования и торца здания, находящихся в композиционном равновесии. На Ленинградском ГП потенциальная пластика кровли осталась не выявленной, протяженный фасад имел сложный неорганизованный силуэт, а торец (главный фасад завода) представлял собой вертикальный прямоугольник, расчлененный рустованными лопатками.

Облако