В поточном производстве в полном и законченном виде выявляется тенденция к превращению рабочего в капиталистическом производстве в простой придаток к машине. На американских автомобильных заводах весьма часто можно встретить рабочего, который после 8 — 10 лет работы на вопрос, что он делал в течение этих лет, отвечает: фрезеровал деталь 27а-8, или завертывал гайки 496-26 и т. п.

Если крайняя диференциация работы делает труд бессмысленным, освобожденным от всякого содержания, то жесткая повторяемость и ритмичность работ ведут к изнуряющей и вредной монотонности и отупению рабочего. Конвейер в капиталистическое производство принес с собой то новое, что рабочий в поточном производстве стал не только придатком машины, выполняющим расчлененную операцию, но также придатком движущегося конвейера, который в условиях капитализма представляет собой орудие постоянного и автоматического понукания рабочего.

При этом следует учесть чрезвычайную жесткость норм выработки, которые обычно устанавливаются в конвейерном капиталистическом производстве: Мы даем рабочему только необходимые секунды, ни одной больше,- гордо писал Форд-основоположник капиталистического конвейера. Движение конвейера на предельных скоростях требует предельного напряжения и приводит к самой жестокой интенсификации труда и эксплоатации рабочего. Предприниматель при этом не смущается увеличением случаев травматизма в условиях конвейерной работы, усиленной текучести (на заводах Форда, по его собственному признанию, текучесть доходила в иные годы до 60%) и т. п. В капиталистических условиях огромная резервная армия безработных позволяет предпринимателю легко заменить вышедшего из строя рабочего другим.

Совершенно иное содержание и значение имеет поток в условиях социалистического хозяйства, где он становится одним из крупнейших факторов развития социалистического производства, важнейшим этапом на пути перехода его техники на новую, более высокую ступень.

Облако